Курс ЦБ на 22.10 $65.81 €75.32

 

Лариса Костарева, управляющий апарт-отелем «Славяновский исток»

             Когда спрашивают:

 «Что вы будете делать при наличии денег?»

 у бизнеса этот вопрос не возникает.

 У него денег нет всегда,

 потому что он вкладывает в очередную идею.

 Иначе это — ненормальное состояние.

 Деньги могут быть только у чиновника

 

    Почти не осталось слов. Моё странное дело уготовило сознанию небезопасное бремя — путешествовать во времени. Маленький город в межгорной ложбине. Изменился? И да, и нет. Автомобиль, что привёз меня, может, и двигался линейно, но есть же и другие гипотезы. Мои последние ощущения всё больше склоняют меня к идее Стивена Хокинга о том, что время проистекает и капает квантами. 200 лет назад Гааз открывал и описывал, спустя лет 100 Славянов находил и бурил, ещё через 50 мой дед организовывал управление... Сейчас уже никто и не помнит-то. Время в России напрочь стирает память.

   Вот-вот-вот. Управление. Давай, ближе к этому.

   За 5 минут на улице, носящей имя человека, которое история пока не стёрла, ботинки, белый плащ, лицо посерели и съёжились, как шагрень. Выбирайте из 50 оттенков: от пепла моих седин и до...Её что — раньше не было? Машин было меньше — посчитано, но дороги не чистили, и снег не посыпали этой варварской смесью. Шаг  через калитку, и ты — уже в другом измерении. Всего-то пара слов пароля, и о прежнем напоминает только пыль.

   Внутри местные люди попытались создать оазис XXI века. По-крайней мере, так кажется при беглом взгляде. Иногда именно те, кто, казалось бы, ничего из себя не представляет, делают то, что никто и представить себе не мог. А ещё, их слова могут мгновенно перенести вас лет на 500 назад, но этого почти никто, и, тем более, — они сами, не заметит. Им кажется, что они отвечают на мои вопросы. На самом деле, я подсказываю им ответы на их.

   Слов почти не осталось. Куда они делись? Где они? Не ответит весёлый хор: «на Большом Каретном!», потому что время крутануло колесо далеко назад: «на Большом Каменном!». И эхо до сих пор шарахается между стен и башен древнерусского великокняжеского замка, его дворцов, соборов и колокольни. Рифму найдёт следующий Высоцкий. «1984-й» и Джордж Оруэлл будут ещё не скоро, а здесь пока ничто иное, как пугающая реальностью иллюстрация того, что он потом опишет: мир — это война, свобода — это рабство, а смерть в известной степени лучше жизни: в конце концов, жизнь — это, ведь, очень тяжёлое занятие, которым надо заниматься каждый день и постоянно сверять себя с её часами, её критическими параметрами. Смерть, как оправдание, подброшенное не способным обустроить собственную жизнь. «В нашей жизни умереть не трудно, сделать жизнь значительно трудней», как сказал поэт Владимир Владимирович Маяковский.

   Российская ментальность предписывает кризис в последний момент. В сознании простого человека всегда масса противоречий. Амбивалентность, раздвоенное сознание — нормальное его состояние. В этот травмированный переменами вакуум ворвалась глубокоукоренённая красивая имперская идея. Эти ценности долго спали: люди ждали, теперь радуются, облизываются. Формулировки упрощены донельзя: Россия — наконец-то, великая держава, мы все — красивы и прекрасны, просветлённое плакатное, голубоглазое мессианство, внешняя угроза и тому подобное по принципу  «хорошо — плохо, свой — чужой». Но после любой эйфории неизбежно наступит депрессия. Вопрос «что дальше?» — неправильный. Простой человек психологически абсолютно смирился с положением вещей, а неудовлетворённость, раздражение, напряжение и ярость будут нарастать без каких бы то ни было рецептов выхода из ситуации. В таком случае их могут перенаправить только на «внутренних врагов». 

   На 25 минуте разговора  дверь отворилась, и в кабинет зашёл мужчина лет 40. Я сразу же вспомнил пушкинское упоминание о «вошедшем в комнату старике лет 30-32». Ну, что я могу поделать! Тяжело нынче жить с такими недостаткоми, как, например, хорошее образование или безупречный вкус. Меня представили директору апарт-отеля «Славяновский исток» Александру Сергеевичу Горновому. Ну, вот! Понятно теперь, почему пушкинская гипербола всплыла? Процессор  включился опережающе. Ого! Мы становимся популярны, нас приходят послушать. Я отдал визитную карточку и пригласил присоединиться. Он молча, но с видимым интересом слушал некоторое время, по всей видимости, борясь с противоречивыми чувствами: желанием высказаться и робостью. Для своего вступления выбрал односложную реплику. Какая же, всё-таки, притягательная сила в откровенном человеческом общении, особенно если ты знаешь, что сказанное многие смогут потом прочесть! Остановиться было уже сложнее: разговор всё никак не мог закончиться ещё долго после того, как я нажал на «стоп» диктофона. Ещё и ещё раз: этих людей никто никогда ни о чём не спрашивал. Им заткнули рты страхом, объяснили за кого их держат и где их место. Но вода всегда будет искать трещины и просачиваться сквозь плотину. И прорвёт. А чем они хуже лиц, каждый день учащих народ жить по тв? Думаю, что лучше. Даже — уверен. Потому что знаю, в чём. Я нашёл эти слова и сказал им.                         

     Владимир Ковалёв

 

-    Если это не покажется Вам бестактным, смею предположить, что, судя по всему, мы с Вами из одной и той же страны. Она называлась по другому, а потом с ней и со всеми нами произошёл резкий переворот: страна исчезла, а мы остались. Что происходило с Вами? Какие повороты, Ваши решения привели Вас сюда. Насчёт другой страны вы угадали. Обстоятельства осложнялись тем, что, я, как и миллионы русских, оказалась за границей, в Киргизии. Пришлось выбираться из той мясорубки. В 1995 году судьба вынужденных переселенцев занесла нас на Северный Кавказ. В юности моя карьера была связана с комсомолом. По окончании экономического факультета стала специализироваться в области труда и трудовых отношений: министерство бытового обслуживания, крупный строительный трест. Всё шло прекрасно до тех пор, когда мы  оказались чужими среди своих.

-    Или своими среди чужих. Следующий узел должен был завязаться случайно. Да, случайно. Н.Г.Истошину (бывш.  главный врач  санатория «Горный воздух») понравились, наверное, мои более прогрессивные, чем на тот момент в России, умения и взгляды на развитие предприятия.

-    В чём они выражались? Можно чуть более конкретно? Жизнь в окраинных республиках заставляла выживать, выкручиваться, находить новые формы ведения хозяйства и сотрудничества. Более продвинутые экономические реформы знакомили нас с тем, что такое акционерное общество, дочерние предприятия с иностранным капиталом.

-    Именно за этот потенциал Вас и пригласили? Думаю, да. Еще он обратил внимание на мои организаторские способности и опыт работы в министерстве

-    Каковы были Ваши первые  впечатления? Я не была знакома с этой отраслью, и, конечно, санаторий поначалу меня шокировал: так много нового мне пришлось прочитать и усвоить за год о гостеприимстве, сервисе, здравоохранении. У меня было впечатление, что я никогда столько не читала, но необходимость диктовала: надо было разобраться не только в экономике, но и в сложном механизме хозяйственного комплекса санаторного учреждения.

-    Апарт-отель — это же сфера гостеприимства, правильно? Конечно, это отель. Прежде мне представилась возможность заниматься экономикой в кисловодском санатории «Плаза».

-    Что принципиально нового Вы там для себя открыли? Иностранный менеджмент стоит на системе  управления и контроля качества.

-    Пришлось также читать или осваивать на практике? И читать, и учиться. Руководителем гостиничного хозяйства был известный мистер Фонтэйн, — человек-кладезь знаний в гостеприимстве, увидела много такого, чего вообще не видела раньше в российских санаториях, даже в лучших.

-    Легко ли было сразу воспринять новые стандарты и требования? Не обнаруживалось внутренних барьеров? Очень легко, тем более Фонтейнумел прекрасно объяснять. Даже по сравнению с уровнем лучших санаториев я увидела совершенно новое отношение всего персонала «Плазы» к гостям. Это потом я узнала, что речь шла об элементарных основах гостеприимства. Поразили также другие правила внутренней корпоративной этики и стандарты общения.

-    Какие конкретно? Образцовая организация предприятия, чёткое выполнение обязанностей сотрудниками, уважительное отношение друг к другу, подавление личных эмоций и проявлений негативных отношений. Всё это несвойственно большинству наших санаторных предприятий и коллективов, наследовавших советские традиции и превративших их в новые российские.

-    Так работают у нас эти стандарты или нет? Надо ли изобретать что-то или подстраивать? Работает абсолютно всё! Ничто не мешает нашим людям всё это выполнять. Другой вопрос — обязательно должен быть кто-то, кто внедрит их в средстве размещения. Сегодня «Плаза» открылась и в Железноводске.

-    Как это влияет на остальных игроков рынка? Многие, благодаря «Плазе», просто впервые узнают о существовании стандартов гостиничного бизнеса и их наполнении. Мой личный опыт работы в «Плазе» стал для меня бесценным. Это было большая удача, везение, хотя работать было и нелегко, а иногда — сложно.

-    Когда вы говорите «предоставилась возможность», «я попала», — это Вы искали туда пути? Нет, они меня нашли и сделали предложение.

-    Сегодня, оглядываясь назад, Вы видите логику в развитии своей карьеры или игру случая? Да, есть логика.

-    Доказывайте. Во-первых, должно быть желание. Во-вторых, постоянное стремление к знаниям. В-третьих, уважительное отношение к коллективу должно сочетаться с требовательностью. Требовательность приводит к результату и к уважению со стороны сотрудников.

-    Означает ли это, что сегодня для тех, кто только начинает свою карьеру, что эти качества будут оценены и позволят построить её? Без сомнения! Сегодня мне приходится много времени уделять набору сотрудников. Среди них много молодых, чья карьера только начинается. Мы объявляем им условия, на что они разворачиваются и уходят.

-    Как объясняют? Говорят что-нибудь? Говорят: «Да, Вы что! Я получил высшее образование!»

-    Что Вы на это отвечаете? Начинаем разговаривать: «Хорошо. В рамка полученного высшего образования что ты умеешь?».

-    И? И обнаруживаем, что они ничего не умеют. Ничего. Тогда ставим вопрос иначе: «Твоя зарплата тебя не устраивает. Но за обучение ты платил. Мы сегодня тебя берём и будем учить с нуля и за это ещё доплачивать».

-    И какая реакция? Очень редко положительная, когда начинают понимать и благодарить: «ой, спасибо, что вы меня берёте».

-    Как Вы это объясняете? Амбициозностью нынешней молодёжи. Они хотят всего и сразу, но так не бывает. Карьера строится постепенно.

-    Откуда они это берут: из жизни, на каких примерах они этому учатся? Я не думаю, что у большинства из них в их семьях были примеры, когда кто-то получал всё и сразу. Молодёжь сегодня очень избирательна в выполнении своих обязанностей. Не знаю, чем это вызвано.

-    Они не верят в кропотливый, ежедневный труд, в последовательную карьеру? Не верят. Считают, что после института они должны приходить по меньшей мере начальниками отделов, т.к они менеджеры. Но никак не могут понять, что должность должна подкрепляться знаниями.

-    Не кажется ли Вам, что СМИ создали эти модели поведения. Телевизор им сказал: «Круто ты попал на тиви» и сразу стал звездой? Может, и с этим связано, может с каким-то внушением...

-    Что надо ловить свою удачу. Не трудиться, а ловить. Да! А удача, она не приходит сама, её невозможно поймать, её нужно создавать себе. Успех приходит только с трудом. Девочки ни за что не хотят идти горничными. В иностранном менеджменте управляющих гостиниц готовят как минимум 3-4 года, а его основное умение — научить правильно застиласть постель, оснащать номер и т.п. Они сами работают в этой должности по два-три месяца, чтобы понять, что такое уборка номера. И это считается нормальным. А у нас — ни в какую не согласны.

-    Почему? Я Вам подброшу такое объяснение: это называют «нашим, русским менталитетом». И это не моё изобретение. При чём тут менталитет? Я считаю, что это — невежество. Тот, кто хочет быть руководителем, должен познать эту профессию изнутри. Я тут недавно встретила одного своего знакомого. Он сейчас — заместитель генерального директора крупного российского машиностроительного завода, а начинал сварщиком на этом же заводе, прошёл все ступени, и с гордостью мне об этом говорил. В нашем бизнесе я, как руководитель, должна знать стандарты, то есть технологию работы любого работника и прописать их. В первую очередь, общение с клиентом. Как же я смогу писать стандарты, если не знаю, как делается уборка номера, с чего она начинается и чем заканчивается? Любой руководитель должен быть тренером. А если он не может показать, чему он научить персонал? Поэтому, если хочешь делать карьеру, её надо начинать снизу. И это нормально, когда хорошая подготовка в ВУЗе сочетается с производственной практикой в соответствии с должностями горничных, супервайзеров, администраторов. Только тогда из них вырастет специалист по сервису и туризму, которые эти ВУЗы выпускают.

-    Насколько я знаю, немало здешних ВУЗов выдают такие дипломы. Это вы мягко сказали.

-    Никогда раньше не замечал за собой такого недостатка. И как же оценить общий уровень? Вы уже много слов сказали, теперь, если подвести итог, одной формулировкой. Половину ВУЗов по этой специальности рекомендовала бы закрыть по пункту «качество образования».

-    Нет обучающих специалистов? Это вообще отдельная тема. Мы поднимали этот вопрос на уровне правительства края: должен быть учебный центр по подготовке линейного персонала. Сегодня среди всех, кто имеет диплом «туризм и сервис» можно разговаривать только с выпускниками лингвистического университета. Они — единственные, кто приходят с чётким пониманием того, что такое гостиничный сервис.

-    Почему? Значит, они смогли привлечь хороших «спецов»? Хорошие преподаватели и хорошая программа обучения.

-    Разве программа является секретом и её нельзя заимствовать? Выходит, что так.

-    Приходят к Вам на практику их студенты? Пока нет. Выбор между Дамхурцом (высокогорный студенческий лагерь) и «Славяновским истоком» не в нашу пользу.

-    Правильно ли я Вас понял: главная проблема — отсутствие преподавателей-практиков. Просто так: взять учебник и идти в аудиторию ничего не даёт? Программы многих ВУЗов построены так, что некому преподавать. Если спецдисциплина 30 часов в месяц ник то не будет держать преподавателя, я видела многих преподавателей, которые с одними и теми же лекциями, написанными 5-7 лет назад, бегают из ВУЗа в ВУЗ. Им даже готовиться некогда. Кроме того, ни у одного института не видно желания, чтобы производственная практика студентов проходила на профильном предприятии.

-    А спрос на них есть? А почему нет?

-    Выпускники найдут рабочие места? У нас летний сезон такой же высокий, как и на побережье, хоть мы и круглогодичный курорт.

-    Означает ли это, что надо изменить систему отношений между ВУЗами и предприятиями? Совершенно. ВУЗы должны идти на предприятия и просить принять своих студентов на практику.

-    А предприятия не хотят прийти в ВУЗы и сделать заказ на конкретное количество и под конкретный стандарт? У нас каждый сотрудник, кроме своих основных обязанностей  может выполнять смежные работы. Всё зависит от закгрузки нашегообъекта. Это позволяет обходиться пока 30 работниками на 100 гостиничных мест.

-    Прийти в ВУЗ и сделать заявку... Мы не можем знать сколько персонала нам понадобится, какова будет загрузка отеля, не можем ждать пока нам подготовят специалистов. Набираем  и обучаем сами.

-    Объединиться с другими? Да, возможно. А вот, что касается прохождения практики, пусть поработают горничными, техслужащими, научатся, изнутри узнают свою будущую специальность, систему бронирования...Ничего этого они не знают. В институте—только  теория.

-    Сегодня Ваши чувства от работы это удовлетворение или удовольствие? (смеётся) Поясняю: удовлетворение от результата, что всё работает, как должно, а удовольствие — получаешь ещё дополнительный кайф от процесса. Ну, наверное, тогда больше удовольствие.

-    Мне важно понять, создать картину, чего здесь больше: роботизированных будней или, всё-таки, люди чувства свои вкладывают? Без чувств, мне кажется, никак нельзя. Можно построить и оснастить отель, написать стандарты, но человеческий фактор и душа останется.

-    Апарт-отель — довольное новое словосочетание в этих краях. Да, он — первый. Большее количество наших номеров с кухнями, отель рассчитан на семейный отдых, условия, как дома. Наши клиенты отмечают, что интерьер располагает к домашнему уюту.

-    Сработала это модель? Мы прошли только один высокий сезон. Результаты были неплохие. Были бы рады, чтобы высокий сезон продолжался круглый год, потому что это стимулирует сотрудников, подтягивает их, дисциплинирует.

-    Вы сочетаете в себе бизнесмена и управленца или разделяете? Сегодня частный бизнес не может без экономики и управления, это — тандэм, в котором принимаются управленческие решения, оглядываясь на экономику, спрашивая себя, будет ли выгодно или нет.

-    Можете привести пример? Мне нужно приобрести материалы, необходимые для удобства гостей. Прежде всего, мне надо промониторить все цены. Я с удовольствием бы дарила каждому гостю комплименты, но выгода предприятия — прежде.

-    По Вашему опыту, нужно ли вообще проектировать себе образ успеха, то есть представлять, чего я хочу достичь, и оценивать степень уверенности в успехе? Обязательно. Прежде всего должна быть планка, которой я хочу достичь.

-    Её нужно проговорить в словах? Закрыть глаза и помечтать? Да, конечно.  Если я хочу чего достичь, я должна сказать себе, как я буду к этому идти.

-    Если Вы говорите, что первым камнем преткновения для молодых сотрудников становится зарплата, цель нужно проговорить в зарплате? И не только.

-    В чём ещё, кроме неё? В знаниях. Спросить себя, сможешь ли ты подойти и справиться с конечной целью при  помощи своих знаний?

-    Очень серьёзные опросы показывают, что 8 из 10 опрашиваемых студентов говорят: «Карьера чиновника — самая привлекательная». Должны ли мы с Вами спросить себя, почему так, в чём причина? Жизнь или телевизор им это показывают? Можно найти слова, чтобы их урезонить? Карьера чиновника — это бюджетные учреждения, стабильное финансирование, неплохой соцпакет. Конечно, это — привлекательно!

-    То есть, они видят то, что есть? Не с потолка берут? Прекрасно видят!

-    Что Вы им можете сказать? Тот, кто работает на всём готовом, не сможет достичь ничего большого. Учреждение сегодня есть, а завтра могут реорганизовать, упразднить.

-    Только такой аргумент? А вот работников расформированного министерства туризма готовы взять? Ведь раньше они были Вашими начальниками. Они обладают знаниями? (смеётся) Какие они нам начальники! У нас — частный бизнес!

-    Всё-таки, министерство, как ни крутите. Так, Вы готовы или нет? А куда? Они же привыкли быть руководителями, а у нас — коллектив небольшой. Кстати, были звонки, они искали работу, но специализированного образования нет, знания иностранных языков нет, ещё и знание компьютера под вопросом..

-    Я хочу понять: среди них настоящих топ-менеджеров нет и вряд ли получится? Нет.

-    Есть ли среди них такие профи, которых частный бизнес готов взять с руками и с ногами? Нет. У людей из бизнеса более гибкое мышление.

-    Александр Горновой: Выживаемость.

-    Местная власть Вас спрашивает о чём-то? Какой-то диалог существует? Знаете, по-моему, нашу власть вообще малый бизнес не интересует.

-    А как же город-курорт? Они же любят это подчёркивать? Никак.

-    Вы хотите сказать, что вообще нет предмета для разговора и с Вашей стороны тоже? Предметов для разговора очень много. Чтобы наш бизнес выглядел привлекательным, должна быть инфраструктура курорта, которой на сегодняшний день нет.

-    А Вы за них её не хотите создать?(смеёмся) Мы за них не создадим! Что они, не видят, какая в городе грязь и пыль? Вечером не горят фонари, отдыхающие боятся выйти погулять за территорию санатория. Выслушиваем-то всё от приезжих гостей мы! Оттого, что мы постучимся к ним, разве они что-то изменят? Кстати, стучали! Ничего не изменилось !

-    Давайте я Вам предложу варианты: мозги по-другому заточены системой. Сейчас очень модно говорить о том, что в бюджете не хватает средств. Самая модная фраза. Везде и всюду. Ссылаются всегда на это.

-    А, вот как!

-    Александр Горновой: Здесь далеко ходить не надо. Можно взять пример Ессентуков, после прихода Скоморохова. Пример Пятигорска, после прихода Травнева. Критики в их адрес было много, но результат-то есть! И взять Ессентуки сейчас: Скоморохова передвинули вверх, на месте вроде ставленник, а результаты другие.

-    Другие мозги?

-    Александр Горновой: Другие мозги!

-    Зависит от случайного совпадение личности и местности?

-    Александр Горновой: Нет, нет, нет. Зависит от того, что Скоморохов рос как бизнесмен с самых низов. Он — созидатель. И, став государственным управленцем, остался созидателем. Не сидел и не ждал, когда ему в клювике принесут и скажут: «На! Потрать деньги!» Он шёл и искал их. И находил. Вот — вся формула. То же самое с Травневым. А чиновник, который просидел на чиновничьем откорме, сколько их здесь ни было, они никуда не пойдут, они не будут искать, даже варианты, ни влево, ни вправо. Только ровно в бюджете, который им дали.

-    Уровень конкуренции в этом секторе. Вы его как оцениваете: в масштабе города, кавминвод или ещё шире? По уровню кавминвод конкуренция очень высокая: много строится частных отелей, помимо тех, у которых уже многолетние традиции.

-    Такая конкуренция — хорошо для Вас? Она хороша для гостя: у него есть выбор.

-    Для абстрактного предприятия наличие конкуренции хорошо или плохо? Заставляет она его шевелиться и подтягиваться? Конечно заставляет. Если мы хотим быть конкурентоспособны на рынке, у нас соответствующий подход.

-    Нужно ли её искусственно ограничивать? Нет, не нужно.

-    Никто не может сказать: «Ну, хватит уже отелей!»? Выживет сильнейший. Частному бизнесу никто не запретит.

-    На муниципальном уровне? Не знаю, не знаю. Какую форму можно найти?

-    Смотрите, Вы вначале упомянули о западных стандартах и о том, что Вам рассказывал Фонтейн. Мы прекрасно знаем, что в странах ЕЭС Вы не можете просто так открыть то, что Вам взбрело в голову в данном городе на данной улице. Вам муниципалитет скажет, имеете Вы право или нет открыть и какой бизнес. А у нас муниципалитет даже знать не будет, что и где мы открыли.

-    Что из этих двух вариантов Вы выбираете?

-    Александр Горновой: Управляемый.

-    Предел насыщения уже достигнут по предложению? Вы это как-то считаете, смотрите? Мы смотрим за статистикой, но она нереальная, запредельная, 120% загрузки...Только от чего они её считают? (смеётся)Не поймём.

-    Открываться ещё будут? Будут, мы даже знаем, какие уже строятся. Значит, они рассчитывают на успех.

-    Вы уверены? Ваше открытие кто-то считал? Маркетингово. Конечно! Мы мониторили, просчитывали. Сегодня надеемся на увеличение потока, в связи с тем, что многим госслужащим закрыли выезд, понадобятся дополнительные площади внутри страны  для отдыха. Проблема в том, что они видели совершенно другой сервис и к нам не очень готовы ехать.

-    Почему? Потому что внутренне не готовы принимать тот совковый сервис, который перешёл из Советского Союза.  А мы готовы им дать больше, чем бюджетные и профсоюзные санатории.

-    Сегодня, оглядываясь назад, Вы можете сказать, что то, что вы умеете в управлении это — знания плюс опыт? Конечно!

-    Условно говоря: «книжки плюс шишки» или ещё что-то? Есть такой ген DRD47R, ген авнтюризма называется. Лидерские качества должны присутствовать.

-    С Вашим нынешним опытом, Вы готовы открыть свой собственный бизнес? А у меня он есть. Я являюсь экспертом и занимаюсь классификацией средств размещения, присваиваю звёзды гостиницам.

-    В оппозиции «стартовый капитал — идея» что по-Вашему важнее? Идея, само собой, но без стартового капитала даже не знаю, какой бизнес можно открыть.

-    Некоторые говорят: «денег валом, дайте идею».

-    Александр Горновой: Сказочники! Денег не будет там, где нет идеи. Этот вариант возможен только в чиновничьем контексте. Деньги к нему идут, падают на него, а он не знает, что с ними делать. Когда спрашивают: «Что вы будете делать при наличии денег?» у бизнеса этот вопрос не возникает. У него денег нет всегда, потому что он постоянно вкладывает в идею, которая всегда у него есть. Когда у бизнеса есть деньги, это — ненормальное состояние. Деньги могут быть только у чиновника: они очень часто ищут, куда же им их пристроить. И часто неудачно.

-    Есть какие-то карьеры — не Ваши по духу, по складу? Я себя не вижу в банковском деле, несмотря на то, что я экономист. Мне это совершенно неинтересно. Если разобраться, я больше склонна к получению позитива от окружающих. В банке больше негатива: тот, у кого всё хорошо, не придёт за кредитом.

-    Имеет ли право быть заданым вопрос: основное правило управление? Находить контакт с работниками при этом быть требовательным.

-    Находить контакт, это что конкретно делать? Уметь объяснять и слушать его проблемы, в том числе и личные, семейные.

-    Вам удаётся разделять работу и личную жизнь? Насколько это легко или тяжело? Для личной жизни всегда находишь время. Работа — работой.

-    Нет проблемы разделять? Никаких специальных усилий над собой не требуется, чтобы отключиться? Да, нет. Это — выдуманная проблема. Всё равно домой приходишь и решаешь домашние проблемы. Понятно, что мысли о работе могут возвращаться, но всё равно я считаю, что есть чёткое разделение.

-    Ваш взгляд управленца продолжает работать, когда Вы вне её? Если я попадаю в сферу питания или гостиничного бизнеса, взгляд, наверное, более профессиональный,чем потребительский.

-    Он включается автоматически на подсознании? Да, видишь, как тебе подают еду, правильно ли кладут приборы, какая посуда, как убирается номер и т.д. И очень часто сдерживаешь себя, чтобы не сделать замечание.

-    Для таких людей, как Вы, основные правила управления отличаются от тех, которыми Вы руководствуетесь в жизни? Скорее всего, совпадают.

-    Влияет ли Ваша работа на то, кем станут Ваши дети? Влияет.

-    Каким образом? Дочь выбрала специальность, в сфере гостиничного бизнеса,где я работаю.

-    Ваш подсказ? Нет, сама.

-    Сила примера? Она сама посмотрела, ей было интересно. С выставок я привозила ей много буклетов, показывала, как за рубежом построен этот бизнес,она видела результаты моей работы. Уже в 9 классе школы она написала в сочинении, что видит себя в туристской сфере.

-    Языки учит? Да, английский

-    То есть, уже запроектировала себя шире, чем Вы? Да.

-    Три странных слова вместе: «социальная ответственность бизнеса», каким смыслом наполнены для Вас?  Ответственностью перед сотрудниками, жителями  и гостями города.

-    Что это по-Вашему? Я отнесла бы к этому в первую очередь содержание сотрудников. При устройстве на работу самый частый вопрос именно об этом. Предоставление соцпакета они ценят это и мы видим отдачу. Благоустройство прилегающей территории за счет средств компании, это улучшение имиджа не только отеля, но и города и это то же социальная ответственность бизнеса.

-    Вы уже коснулись того, что изменение внешнеполитической ситуации неожиданно сыграло Вам в плюс. Я специально хочу отставить здесь в сторону всякий намёк на выражение политических взглядов. Однако, от разговоров про кризис спрятаться невозможно, правда? Конечно.

-    Он есть или его нет? Вы его ощущаете? Ощущаем.

-    Как? На первый план выходит вопрос экономического управления бизнесом. Выходит, что без экономики никак: затратная часть начала резко расти.

-    Импортная составляющая? Вы знаете, мы столкнулись с тем, что уже не только импортные товары дорожают. Наше российское производство тоже не отстает.

-    А Вы думаете, что оно никак не связано? Ошибаетесь. Вот мы яйца для ресторана закупаем уже по 75 рублей за десяток, при чём тут доллар? Или картофель по 40руб?.

-    Очень даже при чём! Когда бы Вы, как экономист посмотрели чем питаются эти несушки или откуда берётся семенной картофель, легко нашли бы ответ. Так или иначе, мы столкнулись уже с тем, что кризис наступает.

-    Наступает? Ещё не наступил? Нет. Продолжение следует. Валютные скачки будут отражаться на потребляемых нами товарах, на коммунальных платежах. Понятно, что многие малые предприятия опять закроются, просто не потянут. С одной стороны появились новые категории невыездных граждан, которых мы ждём здесь и за счет этого возрастет объём туристов. Но вопрос может встать и по-другому: если кризис продолжится темпом последних трёх месяцев, то и это не поможет. Может получиться, что популярнее станут профсоюзные санатории с отсталой материально-технической базой, без инвестиций, но зато их путёвки дешевле.

-    Александр Горновой: Народ стал в два раза беднее.

-    И по пирамиде Маслоу, первое, от чего откажется человек...? От отдыха, от досуга. Это очень настораживает.

-    Относитесь к этому, как к погоде? Да. А что мы можем изменить? Ничего.

-    Мотивы понятны. Даже вопрос не ставите: что происходит на самом деле? Бесполезно.

-    Разобрать для себя? Если ты не можешь получить ответ, зачем ставить вопрос?

-    Александр Горновой: Даже если можешь получить ответ, но не имеешь возможности на него повлиять, то бессмысленно. Возвращаясь ещё раз к моим словам выше: у власти стоят люди, которые никогда не занимались бизнесом. Они кайфовали последние годы от потоков нефте-долларов, ничего не делая для того, чтобы страна могла опираться не только на них. И пока всё было хорошо, они были самые крутые. Вот, возьмём свежий пример: прошлые выходные, катание на лыжах в Тбилиси, весь город выезжает, такого расслоения, как у нас, нет и близко, доллар, как был 2 лари, так и остался, вне зависимости от цены нефти или газа.

-    Поэтому и я спрашиваю: чисто бизнесово, если бы у местного предпринимателя был такой управляющий, который все стрелки переводил бы на злых потусторонних дядек, то оценка его менеджмента была бы какова?

-    Александр Горновой: Знаете, можно взять пример бизнесмена Ходорковского: взял то, что тогда считалось мусорным активом, за который не давали и ломаного ногтя, и сделал крупнейшую и эффективную компанию. Говорить о нём неуважительно нельзя.

-    Вы смогли сами в этом случае разобраться?

-    Александр Горновой: Да, безусловно.

-    Разве этот пример не показывает, что нормальные образованные люди могут сами во всём разобраться? Да.

-    Александр Горновой: Но, когда он сказал, что живёт в демократической стране и хочет играть в честные игры, ему сказали: нет, ты играть в них не можешь и не будешь. Власть всегда будет права. Всегда.

-    Получается некий Советский Союз-лайт с бизнесом, находящимся на периферии, в капиллярах организма, на окраинах. Вот мы вам так и быть разрешаем там немножко копошиться?

-    Александр Горновой: Да, исключительно мелким. Даже не малым, а именно мелким. Остальное всё — сечиным и миллерам.... Ну, и ещё нескольким: рждэшники, табуреточники...

-    Насколько Ваше мнение разделяется в предпринимательской среде?

-    Александр Горновой: На 90%.

-    То есть, бывают такие разговоры?

-    Александр Горновой: Да, я, вместе с тем, обеими руками поддерживаю президента, как наиболее сильного лидера, за которого впервые за всё время не стыдно, и можно гордиться. Нельзя этого умалять: выезжая за пределы страны, мы можем смотреть в глаза оппонентам, чувствовать за собой силу страны, иметь право высказывать точку зрения на процессы, происходящие в мире, чего не было вообще в принципе. Вот Украина — ельцинский вариант слабой власти.

-    Там же бизнесмен, по Вашей логике, правильный ход.

-    Александр Горновой: Там бизнесмен, который поставлен с определёнными целями. Все его активы выведены за пределы, и контролируются другими людьми. Такой бизнесмен не может представлять интересы Украины, а представляет интересы тех, кто руководит им. Это видно невооружённым глазом. Да, безусловно, мы там воюем. Как сказал Жириновский: «защищали, защищаем и будем защищать русских». Это, безусловно, национальное. Нельзя давать возможность растоптать Новороссию. Хотя, нам россиянам, безусловно, обидно и досадно, что в связи со вступлением Крыма в состав Российской Федерации, свернулись в ноль программы развития Северного Кавказа, социальные программы, которые шли по линии обеспечения наших курортов. Я разделяю мнение, что, наверняка, большинство россиян готовы терпеть лишения, ущемления. Мы только что вернулись из Крыма. Как можно говорить, что их силой кто-то загнал? А они в ещё худшем положении: невыездные, бесправные, для них Россия — единственная отдушина, в которой они хоть как-то могут самовыражаться. Поэтому, вопрос, на самом деле, не однозначный и не простой.

-    Конечно! Очень сложный. Никто об обратном и не говорит. Хорошо, тогда мой последний вопрос: сколько это по-Вашему мнению продлится? Или тоже — никак не планируете: что будет, то и будет? Нам бы хотелось, чтобы завтра кончилось.

-    Вы хотите сказать, что если замирятся по Украине, именно это развернёт кризис в обратном направлении? Нет. Ведь, экономика была и так в кризисе, даже если бы не было Украины.

-    У китайцев слово кризис трактуется, как возможность: очищение, сброс баласта, перерождение. Может быть у нас тоже к этому идёт дело? Избавимся от всего лишнего, мозги начнут работать, какие-то отрасли начнут шевелиться. Проходили ведь уже это в 1998.

-    Александр Горновой: Мы не готовились к кризису и оказались к нему не готовы. Мы — страна потребителей, практически ничего не созидаем, не производим. У нас нет ничего нового и нет возможностей сделать ничего нового.

-    Почему?

-    Александр Горновой: Потому что коррумпированность настолько высока, что возможности сделать что-то новое практически отсутствуют.

-    Секундочку! Коррумпированность нам марсиане придумали, завезли и навязали? Александр Горновой: Чиновники. Вы о них говорили.

-    Я? Ну, хорошо, пусть будет так, у нас все ходы записаны. Чиновники — отдельные люди? Они не патриоты? Ни о чём не думают?

-    Александр Горновой: Они патриоты себя, своих близких, патриоты своей комфортной жизни.

-    То есть, мы с Вами знаем конкретных ответственных за эту ситуацию?

-    Александр Горновой: Нельзя говорить о каких-то конкретных фамилиях! Виновата система. Возвращаясь к вчерашнему вояжу в Грузию: Саакашвили не стал разбираться, кто честный полицейский, судья, кто нечестный, а уволил всех, и набрал новых. Сегодня полиция и юстиция у них поставлена на таком уровне, что коррупция загнана в угол, за плинтус, в подпол. Если бы у нас кто-нибудь решился бы на такую реформу, я думаю, это было бы действенно.

-    Народ поддержал бы?

-    Александр Горновой: Думаю, народ поддержал бы.

-    Что мешает?

-    Александр Горновой: Революций никто не хочет. Это — раз.

-    Вы же говорите, что народ поддержал бы. Какая ж тут революция?

-    Александр Горновой: Народ ещё не в той степени бедности, обездоленности, которая стала бы рубежом, когда народу нечего терять.

-    А сейчас он поддержит те реформы, о которых Вы рассказали?

-    Александр Горновой: Сейчас он поддерживает их, но на кухне: он не хочет терять то немногое, что у него есть.

-    А опора власти — всё те же чиновники. Сам себе палец-то не отрубишь!

-    Александр Горновой: Да. Все это осознают. Но у каждого пока есть, что терять. Как-то выживают. Я неспроста привёл пример Ессентуков. Бывший мэр совместил бизнес и власть. Не хочу сказать, что он — идеальный человек. Да, аффилированные с ним структуры получили муниципальные контракты на уборку, очистку, благоустройство.

-    Совпали интересы?

-    Александр Горновой: Совпали интересы. Он их совместил. И никто не пошёл против. И ни один человек в городе не скажет, что это — плохо.

-    20 лет назад я работал переводчиком при двух профессорах Сорбонны, которые оказались греками. От них я впервые услышал, что такое «политика». У Вас тут есть большая греческая диаспора. Найдите такого грека, который владеет вот тем греческим языком, языком Платона и Сократа, и спросите его, что на его языке означает слово «политика». Если он будет честен, то должен Вам ответить: «politikos – много вопросов, интересов». И всё, больше ничего.

-    Александр Горновой: Да, ведь это — действительно совпадение интересов: и бизнес, и город, и народ, и, прошу прощения, базар его поддержали.

-    О! А сколько бы  я ещё мог рассказать Вам про слово «базар»!..      

Новости

О Журнале

Максим Сушко,
издатель журнала

"Правила Торговли" - интернет-журнал о торговле в России. Мы формируем полезное контент-пространство для предпринимателей, решая три основные задачи:

1. Исследуем мир новостей торговли и выделяем самые значимые. Помогая предпринимателям экономить время и оставаться в курсе значимых событий.

2. Разговариваем с предпринимателями и делимся их историями взлетов и падений. Мы не делим предпринимателей на федеральных и региональных, для нас они прежде всего созидающие люди.

3. Мы обобщаем, структурируем и делимся информацией полезной для развития бизнеса и деловых контактов.

Предпринимателю

Смотреть все ассоциации:

 Ритейл 
АКОРТ

Ассоциация компаний розничной торговли

НАСТ

Национальная ассоциация участников сетевой торговли

РАЭРР

Российская Ассоциация экспертов рынка ритейла

АОРР

Ассоциация оптовых и розничных рынков

РСТЦ

Российский Совет Торговых Центров


 Вендинг 
НААТ

Национальная Ассоциация Автоматизированной торговли


 Интернет-торговля 
АКИТ

Ассоциация компаний интернет-торговли.

НАДТ

Национальная Ассоциация Дистанционной Торговли.

ИРИ

Институт Развития Интернета.

РАЭК

Ассоциация электронных коммуникаций.

ФРИИ

Фонд Развития Интернет Инициатив.


 Отельеры 
РГА

Российская Гостиничная Ассоциация


 Франчайзинг 

 PR 
РАСО

Российская ассоциация по связям с общественностью

IABC/Russia

Международная ассоциация бизнес коммуникаторов

АКОС

Ассоциация компаний-консультантов в области связей с общественностью


 Маркетинг 
АКАР

Ассоциация Коммуникационных Агентств России

РАМУ

Российская Ассоциация Маркетинговых Услуг


 Производители 

 Развитие предпринимательства 
АСИ

Агентство стратегических инициатив

ОПОРА РОССИИ

Общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства

Все профессиональные конкурсы:

 Ритейл 
RUSSIAN RETAIL AWARDS

Профессиональный отраслевой конкурс

POPAI RUSSIA AWARDS

Ежегодное событие в области маркетинга в ритейле.


 Интернет-торговля 
Большой Оборот

Общенациональная профессиональная премия в сфере электронной торговли

Russian Hospitality Awards

Ежегодная премия и церемония награждения лучших отелей России.


 Премия сайтов 
Премия Рунета

Награда в области высоких технологий и интернета.

Tagline Awards

Ежегодная российская премия за достижения в digital-сфере.


 Развитие предпринимательства 
Бизнес-Успех

Всероссийский конкурс для предпринимателей.

Импульс Добра

Ежегодная Премия за вклад в развитие и продвижение социального предпринимательства в России.


 Франшизы 
GOLDEN BRAND

Национальная ежегодная премия в области франчайзинга и партнерского бизнеса.


 PR 
Серебряный лучник

Национальная премия в области развития общественных связей.

Рупор

Премия в области развития общественных связей.


 Маркетинг 
Effie Awards

Национальный этап Effie Worldwide.

Серебряный Меркурий

Ежегодный профессиональный конкурс индустрии маркетинговых услуг.

Все бизнес блогеры:
Бизнес-секреты

Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым.

Бегущий Банкир

Андрей Онистрат – предприниматель, спортсмен, Ironman, коуч.

Big Money

Евгений Черняк, владелец Global Spirits (ТМ «Хортица») запустил проект Big Money.

FranchTV

Интервью с топовыми предпринимателями, актерами, исполнителями.

Сергей Косенко

Владелец Kosenko Retail Group, 4 бренда, 350 магазинов.

ЖИЗНЬ БИ

Бизнес-канал.

Трансформатор

Будем вместе посещать крупнейшие производства и штаб-квартиры компаний с мировым именем, разбирать бизнес-кейсы успешных предпринимателей.

Аяз Шабутдинов

Чистая правда о предпринимательской «рутине». Бизнес-тусовки Like Family.

Игорь Рыбаков

Игорь Рыбаков - сооснователь и совладелец корпорации «ТехноНИКОЛЬ»

Оскар Хартманн

Оскар Хартманн — серийный предприниматель и филантроп, основатель более 10 компаний

Бизнес Молодость

Бизнес Молодость на YOUTUBE — это крупнейший канал про бизнес и единственный официальный канал БМ!